Злой босяк (evil_lack_shoe) wrote,
Злой босяк
evil_lack_shoe

Все вернется?



Это памятник в Александровском. В том самом поселке, в котором Кургинян в прошлом году купил разрушенную фабрику. Ту самую, которую мы теперь восстанавливаем. Вообще, тут два памятника, на один крохотный поселок. Один отреставрировали мы, а второй реставрируют местные.

Смотрите - справа список погибших на войне. Жителей Александровского. Их там, если мне не изменяет память, девяносто четыре человека. Причем, когда я разговаривал с местными женщинами у этого самого памятника, они мне сказали, что многих в списках нет. Нет пропавших без вести, не указали некоторых погибших тоже.

Больше ста человек потеряло Александровское на Великой Отечественной Войне. Небольшой поселок, с несколькими сотнями жителей, вокруг некрупной бумажной фабрики.





Роготнев Илья написал очень хороший пост и среди первых же комментариев появился такой вот образец рассуждений, которые мне напомнили что-то из "фрицморгеновского жопоголизма". Не то чтобы это полностью подпадает под классификацию, но что-то сродственное в этом есть.



Человек с бескрайних просторов сети пришел и обличил неуместность любого празднования в наши тяжелые дни.



7 ноября 1941 года в Москве прошел парад, посвященный дате Великой Октябрьской Революции. В самое тяжелое время войны, когда фашисты уже находились под Москвой, когда враг казался почти непобедимым, когда его тактика прорыва линий обороны и окружения срабатывала еще, никто и не подумал, что особенным образом отметить столь важное достижение, столь важное завоевание народа, как собственное, социалистическое государство - неуместная идея.

"Никто и не подумал", понятно, фигура речи. Наверняка были тонко ощущающие уместность праздничного настроения и тогда. Просто слова им не давали - оно и очень верно на мой взгляд.

Не говоря уже о том, что праздник, это не обязательно разудалая гулянка с цыганами и медведями. Сам Илья очень хорошо там же об этом и написал.

Я, например, уже не помню, когда я праздновал День Победы. Когда у меня было праздничное настроение, вроде того, что бывает на Новый год.

Это не мешает мне его отмечать

Это не праздник веселья, это праздник долга.

Третий год подряд я считаю, что лучшее, что можно сделать для передачи моего отношения к Дню Победы, это разместить данный клип. Но теперь, мне кажется, я могу что-то и написать о нем, что-то сказать, быть понятым.

Эта песня представляется мне слабым, полузадушенным, первым неуверенным возгласом России, пережившей войну.



Более того, это именно женская душа нашей Родины, почти полностью отмененная, задавленная, убранная со счетов, на время войны, мужским началом России, жестоко мобилизованным и сражавшимся с врагом.

Вот, в оглушительной тишине первых месяцев после капитуляции Германии, еще и стрельба не вся закончилась, еще надо разобраться с Японией, еще ловят недобитых бандеровцев и прочую сволочь. Тогда и очень происходит этот первый женский всхлип. Она еще не поверила в невозвратность, в чудовищность потерь, с которыми прошла через войну. Не поверила и не хочет верить, так же, как не хотела верить в неотвратимость ее начала. Знала, что война неизбежна и не верила.

Так же, как и сейчас, сил отрицать грядущую войну уже нет, а принять, начать всерьез к ней готовиться почти невозможно.

Мужчина еще отгоняет последние вражеские остатки, в руках и глазах его горит пламя и даже возвращаясь к ней, это пламя уже не гаснет.

Это страшно пугает и тогда начинается вечная женская магия.

Все вернется. Сад зацвел, можно нарвать цветов и украсить стол и тогда, может быть, сработает эта наивная магия и он - Мужчина, который полностью заслонил собою Россию-Женщину на все время войны, вернется и станет таким же, каким и был.

Нет.

Не вернется.

Такое не возвращается. Так, не вернулась с Первой Мировой войны Франция, легшая под немцев с каким-то утонченно-сладострастным облегчением. Так, не вернулась и наверное никогда уже не вернется, после всех своих разделов, Польша – так и останется обособленным злобным католическим карликом, судьба которого гавкать на Россию.

Россия, вернувшись с войны, наевшаяся стали и крови, заглянувшая в бездну поставила перед собой, перед всеми своими детьми задачу борьбы за мир. А Мужчина просто состарился и постепенно умер, стоически замалчивая происшедшее. Так же героически, как и сражался на фронте, он делал вид что все хорошо, восстанавливал страну, жил ради того, чтобы у его детей уже точно все было нормально и изображал из себя человека, в котором это пламя не только не горит, но, даже и не горело особо.

Помните: «Люди, прошу вас, потише, потише. Аист на крыше – мир на земле»? После войны выросли поколения людей, которые первые в человеческой истории не знали голода, могли занимать в строящемся обществе любые ступени, на которые только были способны. Имея не просто доступ к образовательным и культурным возможностям, но понуждаемые к их использованию, послевоенные советские поколения выросли такими, какими выросли.

Выросли и добровольно, под крики о колбасе совершили метафизическое падение. Из людей, которые стоят на твердой почве и тем самым живы, превратились в людей, которые бессмысленно плавают в теплой воде, не имея опоры для ног, в невесомости и представляя собой отличный питательный бульон для сущностей, для государств и народов, которые привыкли питаться именно что соседями по планете. Привыкли еще со времен своей бурной колониальной молодости.

Мы проиграли гораздо более разрушительно, нежели наши родители-ветераны победили. Очень большие, невероятно опасные, но бесконечно нацеленные на мир, мы просто не смогли вести диалог с Западом на равных. Мы говорили на разных языках и потом еще десятилетиями только и недоумевали над тем, как это они так смеют нагло нарушать пост-советские договоренности, двигая на восток НАТО, ПРО, свергая какие-угодно плохие и некачественные, но не яростно антирусские режимы в бывших союзных республиках.

Так и смеют. Потому что они за мир не боролись. Для них, борьба за мир равнозначна поражению. Единственный мир, который их устроит – мир для самих себя, без любых помех их господству.

А теперь что-то такое проснулось в нас с вами. Мы все это чувствуем. По все стороны баррикад. Неужели, думаю я, в этом питательном бульоне начинает что-то выкристаллизовываться, образуется из мягких вкусных рачков какой-то коралл, который и можно будет сделать основанием своего воскрешения?

Прочитайте этот текст Романа Носикова. Он ему удался.

Роман написал то, что хотел написать. Что должен был написать, должен, как любой пишущий человек. А потом поверх завершенной картины пристегнул Путина, как рукав к тому самому. По мне, так пятиклассник увидит, что Путин в контексте, так же органичен, как розовая обезъяна у меня тут, в Костромской области, в правом носке.

Одесса действительно разгладила наши лица и лишила многих и многих из нас каких-то иллюзий о том, что можно чего-то требовать, договариваться, как-то рассчитывать на то, что можно просчитать действия майданщиков исходя из здравого смысла.

Мы действительно молчим. И от понимания и от решимости и... От растерянности. Уже осознали - война страшнее всего. Кроме одного.

Последствий добровольного отказа от этой войны.

И что воевать за нас никто не будет. Нельзя будет послать какого-то солдата контрактника, как в Грузию в 2008. Или смотреть на картинки из Ливии или Сирии и переживать за ту сторону, что тебе более близка, с уютного дивана.



Мне доводилось слегка, самым краем касаться этой темы, когда мы впервые за последние 20 лет подошли к рубежу, за которым каждому пришлось бы лично разделить ответственность за действия России на общепланетном уровне. По картинке можно попасть в сам пост, хотя он вовсе не об этом.

Итак. Мы должны обрести основание, почву под ногами, точку сборки, как хотите, так и называйте. Без этого всего мы не более чем пища, которая если чем и навредит, так легким раздражением на языке. И это должны сделать мы, а не президент, министр обороны или кто-то другой.

И как это сделать, лучше всего написано тут. Точнее, здесь написано немного другое, но это, знаете и не важно.

Катя написала главное - мы сейчас ничто. Мы не народ-воин. Можно сколько угодно ставить миллионы лайков фотографиям ветеранов (знали бы вы, как я за саму такую постановку проблемы ненавижу сайт "одноклассники").

Мужчина-воин ушел на войну и сколько ни украшай стол цветами из садика, зацветающего каждую весну - он больше не вернется. Он принадлежит той войне. Чтобы не ложиться на лопатки подобно Франции, нам придется воспитать в себе нового Воина, из нас, из детей детей выросших под всеохватывающее сюсюканье о мире.

А если у нас не получится, так значит, так нам и надо - не достаточно хороши для того, чтобы продолжать свое существование в истории.

Tags: Суть времени, для меня, написано мною
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments