Злой босяк (evil_lack_shoe) wrote,
Злой босяк
evil_lack_shoe

Обо мне



Я родился 5 сентября 1981 года, в славном городе Каменске-Уральском.
В Зеленограде я живу с десятилетнего возраста, с 91 года.

Я активист Сути времени. Вот, мой профиль.


По матери, судя по всему, все мои родственники, все мои предки - уральские крестьяне. Прожившие на Урале неизвестное мне число поколений.
По отцу, у меня есть родня в Саранской губернии, в Ростове-на-Дону и в Армении. Мой прадед армянин.
Я не знаю, имею ли я какое-то отношение к тем Головиным.


Рос я в 90-е, задев Советский Союз тремя первыми классами (в Челябинске носили форму и принимали в пионеры, а в Москве, в этот момент, уже продавали всякие жвачки в киосках, а в школу ходили в джинсах).
Мои родители равным образом не религиозны и не придерживаются коммунистических идеалов. Не являются ненавистниками таких взглядов тоже. В моём воспитании не было ни той ни другой компоненты. Я вырос лишенный всякой религиозности и считающий, что идеологическая самоидентификация потребность некоторого небольшого числа людей (сейчас, понятно, я больше так не считаю, теперь, я убежден  - человек обязан служить высшему смыслу).
Могу сказать, что я не стал религиозным и сейчас, хотя мое отношение к православию и церкви сменилось от распространенного в сети ироничного ненавистничества. Теперь, я ощущаю масштаб того, насколько православие является частью русского народа, насколько мы все пропитаны им, насколько все то, что есть у нас и то, как оно есть у нас, это следствие нашей православной культуры.
Не стал я и коммунистом. По крайней мере, я не считаю возможным называть себя коммунистом. Есть фильм "Коммунист". Намек, я думаю, вполне понятен.

Я ощущаю непреодолимую связь со всей своей Родиной.

Я люблю старые городки, с деревянными двухэтажными домами, ушедшими в землю. Я люблю многоэтажные новостройки, между которыми, из грязи, робко торчат полутораметровые саженцы будущих деревьев. Я люблю футуристичные, пропитанные духом космической эры застройки 70-х годов, экспериментальные планировки, жилые массивы, построенные под огромные советские предприятия. Я люблю поселки, где на фоне почти городских домов пасутся козы. Я люблю деревни, с двумя улицами и двадцатью домами.

Я хочу повернуть на каждом повороте на трассе по указателю с неизвестным мне названием, даже если мне туда не надо вовсе.

В детстве, путешествуя по железной дороге, я разглядывал деревни, которые мы проезжаем, реки на которых они стоят, дороги, которые в них проложены. Я представлял себе, что это за люди, как это пойти тут купаться, а потом домой, что это за дом и что значит тут жить.

Если и есть у меня безумная мечта, то это мечта родиться и вырасти везде в России. Понимая, что это невозможно, я вынужден объявить своей землей, своей Родиной всё, что было собрано русским народом в величественную симфонию.

В армии я понял, что мне нравится быть частью большого и важного общего дела. Полезной частью этого дела.
Я с трудом устраивался в той части армейской реальности, где были неуставные взаимоотношения, где, на этой своеобразной грани, демонстрировались худшие человеческие черты у тех, кто и сам не подозревал о том, что способен на такое. Так или иначе, я смог без особого труда занять одну из высших позиций в неуставной иерархии и, не соответствуя ей, по духу, по мировоззрению, тратил массу усилий, чтобы её не утратить и, в общем, это, возможно, заслуживает целого автобиографического романа.

Но мне было очень комфортно в той стороне армейской жизни, которая предполагала исполнение воинского долга, в соответствии с уставом. Я получил допуск к караульной службе, отстоял и часовым и разводящим шестьдесят шесть, кажется, караулов. Я с удовольствием сидел на боевом посту и за всю службу пропустил только один самолет (на одном из первых дежурств), в целом, мне удалось поставить рекорд по положительным баллам (за работу на посту начислялись баллы). Я гордился строевой подготовкой и знанием устава, особенно на фоне молодых офицеров. Даже сержантом я стал, нисколько не сомневаясь в том, что я им буду, пусть и прекрасно понимая, что я не являюсь прирожденным лидером, которого хлебом не корми, дай только порулить. Просто потому, что сержант это более специалист, чем солдат.

Любой мой сослуживец сказал бы вам, что Голова - рвач. (Так у нас назывались солдаты и сержанты, которые нравятся офицером, приводятся ими в пример, которым оказывается доверие. Над этим было принято подтрунивать).

Я оказался слишком ленив и беспечен, для того, чтобы получить высшее образование. Хотя учеба мне давалась легко и я запросто получал отличные оценки по тем предметам, которые посещал.

У меня были разные работы. Но наибольшего профессионального успеха, я достиг в транспортной логистике.

Обстоятельства моего прихода в СВ очень просты.
Еще году в 2007 я сформулировал для себя, что СССР это высшая точка развития моей Родины. И я понял, что то, что Союз развалился, это не повод осуществлять то безумие, что происходит сейчас. Я понял, что нам надо продолжать идти к коммунизму (чем бы он ни являлся на самом деле - тогда я этого не знал), исправляя совершенные ранее ошибки.
В какой-то момент я стал искать коммунистическую силу в стране, к которой можно примкнуть, в качестве сочувствующего, хотя бы.

Все было ужасно.

Коммари, которого я добавил, чтобы читать настоящего коммуниста, уже тогда на основе постановочных фотографий громил ужасы современной Украины. Максим Калашников всегда был слегка чуть-чуть из параллельной реальности, немного отличающейся от нашей. Юрий Мухин, восхищал меня своей энергией, но, вполне понятно, я полагаю, почему я не зашел дальше чтения его сайта.
КПРФ я вообще не воспринимал как нечто коммунистическое. Сейчас я познакомился с многими ее рядовыми членами, бывшими в том числе, я теперь её знаю лучше и считаю, что не рассматривая её тогда так, я ничего не потерял. Перечислять можно многое и многих.

Я не смотрел телевизор. Потому что там, не меняя выражения лица, мне говорили полную чушь. Наглую ложь. Нелепейшие смысловые построения. Так отвечают надоедливому ребенку, откуда дети берутся. Из капусты! Понял! Пшел на!
И меня злило такое презрительное отношение ко мне. Еще больше меня злило то, что такой подход срабатывает, пусть не в отношении меня лично, а в отношении всех нас. И что я, какой бы я умник-разумник ни был, не в состоянии ничего этого изменить.

Когда появился Кургинян и заговорил со мной как со взрослым, вынуждая меня хвататься за словари и книги, когда полнота проработки затрагиваемых им вопросов дала мне понять, что скорее всего, это не очередной Жириновский, который ляпнет слова поприятнее зрителю, а потом будет спокойно монетизировать полученные за это места в думе...

Тогда у меня не осталось шанса. Я вступил в СВ. Пока наша деятельность не расходится с нашими словами (серьезного повода думать что такое произойдет еще не было), я буду в этой организации. Потому что это немногое из цельного и истинного, что действует сейчас в России.

Я холост. У меня нет детей, но есть две чудесные младшие сестры и две чудесные племянницы.
Я люблю гнуть штанги и почему-то считаю, что использовать при этом всякую химию, даже банальный протеин - читерство.
Гоняю на велике. Не очень быстро.
Я люблю поющих женщин.




Первая редакция моего "верхнего поста" находится тут.
Tags: Кургинян, Суть времени, написано мною, написано о нас
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments