December 4th, 2013

I is

Тот народ


30 числа, в субботу посетил Конгресс работников образования, науки и культуры. Работников культуры в название и программу Конгресса добавили перед самым началом, как я понял.

Данный конгресс собрался как прямое следствие реформы РАН, точнее следствие того, что никакие действия, ни уличные, ни высоко-переговорные данную реформу не предотвратили. Мне хочется думать, что они пошли на создание этого конгресса, в том числе, под некоторым влиянием С. Е. Кургиняна. Точнее, приняв то описание ситуации вокруг РАН, которое он смог донести до сотрудников РАН на Народном собрании, посвященном реформе.

Мысль, что все значимые посты и рычаги сейчас находятся в руках криминального по сути своего возникновения класса, который может содержать какие-то вкрапления даже и честных и самоотверженных людей, однако, жизнедеятельность этого класса заключается в утилизации страны, советского наследия, населения.

В такой ситуации не так уж и много опций – одна из них консолидировать общество в структуры способные противостоять данной утилизации, особенно противостоять законными методами. У нас в стране все же не диктатура, как о том вопят всякие неполживцы – руководители разных мастей вынуждены соблюдать демократичность хотя бы на словах, время от времени бросать кости обещаний и не могут себе позволить сколько-нибудь значимых репрессий.

Репрессии, как это ни странно, не возможны без поддержки достаточно сильного большинства, в крайнем случае, очень, исключительно сильного меньшинства. Иначе это превращается в попытку «усидеть на штыках». В случае нашей с вами Родины, такая попытка, скорее всего превратится в окончательное обрушение государственности, примерно такое, какое началось после февральской революции.

Судя по осторожным высказываниям Путина, он это четко понимает и предупреждает свой класс о подобном исходе, свой зарывающийся класс, которому все мало и который, в своей неостановимой жадности, входит в противоречие с разнесчастным Путиным, которому приходится заниматься как раз бросанием костей в общество, бегом между струйками и прочей политической эквилибристикой.

Впрочем, я отвлекся.
Collapse )

I is

Украина



Почему я не могу ничего написать про события на Украине?

Потому что я не знаю что там происходит.

Мы живем в мире симулякров и я понятия не имею как можно установить чего на самом деле желают жители Украины и кого больше, сторонников евроинтеграции или таможенного союза или полной самостийности.

Разве что поехать туда всей организацией и провести масштабный опрос всех людей, куда только можно попасть, так, как мы проводили АКСИО. Но, боюсь, такого рода задача, с охватом всей Украины, нам пока не по силам.

Есть какие-то новости, к которым надо относиться как к новостям (факт новости есть, факта того, что в новости сказано нет), есть высказывания каких-то украинских политиков, к которым надо относиться как к высказываниям политиков (есть факт высказывания, в высказывании фактов нет), есть мнения кучи людей в интернете, которые больше заинтересованы копья ломать, нежели устанавливать картину мира, хотя бы близкую к реальной.

Я хочу сказать, что победит не правда, не те, кого больше и не здравый смысл. Победят те, кому больше всего нужна победа. Даже если их немного, даже если их сотни.

У меня есть друзья и знакомые на Украине и многие из них не против или даже за воссоединение страны, но им это не нужно. В смысле, нет такой отчаянной потребности, которая не дает покоя и вынуждает действовать.

У всяких свободовцев такое шило есть и они не останавливаются ни на секунду.
Collapse )